Французские поселки: по следам «Парфюмера», Пикассо и Ницше


Если вы хотя бы раз посетили европейский поселок-деревню, да к тому же исторический, то знаете, что похож он на маленький сказочный городок со своими легендами, собственными воспоминаниями о великом прошлом и великих личностях, когда-то в нем живших.


Ароматы Грасса 

Бывает так, что как бы случайно (хотя на самом деле ничего случайно в жизни не происходит) дорога ведет в прославленные талантливым писателем места. Вот так и я, как в ирреальность, перенеслась во французский департамент Приморские Альпы региона Прованс – Альпы – Лазурный берег. А именно, в описанный немцем Патриком Зюскиндом парфюмерный Грасс. Здесь воздух пропитан ароматами всевозможных парфюмов, изготавливаемых на местной фабрике Fragonard.

 

В десять утра городок неспешно стряхивает с себя сонные видения прошлой ночи. На одном из перекрестков Грасса местные пенсионного возраста французы большой компанией неспешно беседуют, обмениваясь утренними новостями. В магазине рядом владелец расставил на улице овощи и фрукты. Мы направляемся туда, где в узеньких улочках, музеях, храмах замерла история Грасса. В первую очередь идем к самому старенькому каменному жителю – кафедральному Нотр-Дам-дю-Пюи. «Нотр-Дам» на французском означает «собор».

 

Забегая наперед, скажу, что если вы – не большой знаток духов и не интересуетесь их изготовлением как профессионал, то совсем ничего не потеряете, если вдруг по каким бы то ни было причинам не попадете в Международный музей парфюмерии. Ибо на самом деле все эти колбочки, бутылочки и «самогонные» аппараты для изготовления духов не так уж и интересны. Мы там заскучали. А вот собор ХІІ века Нотр-Дам-дю-Пюи стоит посетить. Причин для этого достаточно: познакомиться со столь древним, сохраненным до наших дней памятником римско-католической архитектуры с чудесными витражами и собственными глазами увидеть украшающие его стены оригиналы трех картин великого представителя фламандского барокко Питера Пауля Рубенса. Большущие полотна, за просмотр которых в любом из известных музеев мира пришлось бы платить деньги, в грасском соборе может увидеть каждый, переступивший его порог.

 

 

Но Грасс – это не только парфюмерный завод и старый собор. Интересен и памятник Парфюмеру, и окруженная со всех сторон небольшая площадь, внутри которой – указатели дорог в известные города мира с обозначением расстояний. Наслаждаясь прогулкой по узеньким улочкам, мы посетили множество местных магазинчиков, соревнующихся друг с другом в ассортименте духов, душистого мыла и разнообразных ароматов для дома. А в завершение присели за столик в одном из грасских ресторанчиков и съели по большой порции искусно и вкусно приготовленного французского салата. Путешествие удалось.

 

По возвращении домой достаю из книжного шкафа «Аромат» («Парфюмер») Зюскинда.

 

«Он выглядел так, будто просто не хотел щеголять роскошью. Он владел огромной, наполненной ароматами равниной у своих ног, и казалось, что этого ему вполне достаточно.

 

Этот одновременно невзрачный и преисполненный чувства собственного достоинства город был городом Грассом, непревзойденной уже несколько столетий метрополией по производству и продаже ароматических веществ, парфюмерных изделий, мыла и масел… Этот город был Римом всевозможных ароматов, обетованной землей парфюмеров, и тот, кто не завоевал признания здесь, тот не имел права называться парфюмером».

 

Что-то из этого повествования живет в Грассе и сегодня. Городок не изменил своего нрава: он, как и прежде, не щеголяя роскошью, захватывая дух собственной атмосферой, дурманит и местное население, и туристов своими ароматами.

 


Художественные улочки Мужена

– Делаем выбор, – в ожидании автобуса в следующий наш пункт путешествия предлагает Юра, организатор всех общих дальних поездок. – Едем прямиком в Канны или же по дороге заезжаем посмотреть еще один средневековый горный городок Мужен? В Мужене жил Ив Сен Лоран, там есть вилла Катрин Денев.

 

Все дружно игнорируют информацию об известном модельере и вилле легендарной актрисы, голосуя за прямую дорогу в Канны, куда ежегодно в мае на кинофестиваль съезжаются звезды мирового кино.

 

– А я бы и Мужен посмотрела, – высказываю я свое мнение: одна против четверых (Юра – человек, нейтрально учитывающий наши пожелания). – Итальянская подруга рассказывала мне, что Канны – город коммерческий. И туристам малоинтересен.

 

Всего несколько моих слов – и компания единогласно принимает решение ехать в Мужен. Наверное, осознавая, что в начале марта звезд киноэкрана в Каннах вряд ли встретишь. Так, не доезжая 7 км до Канн, мы выходим в Мужене. Дорога в историческую часть города здесь совсем не прямая. Пыхтя, оторвавшись друг от друга, по асфальтированной извивистой дороге поднимаемся высоко вверх. Из пешеходов мы здесь – единственные. Но наш нелегкий путь вверх вознаграждает увиденное. Мы забрели в настоящий город художественного искусства. Арт-галереи и художественные лавки – красочное лицо Мужена. Искусство в этом городке – хлеб насущный. А вот и сам маэстро Пабло Пикассо. Его фотографии – по всему поселку. Мы почему-то не дочитали, что именно здесь знаменитый на весь мир испано-французский художник провел свои последние двенадцать лет жизни. В Мужене у него была собственная вилла. Эх, какая жалость, в фотомузей Пикассо не попадаем – закрыт.

 


Эз и тропа Ницше   

На полпути из Ниццы в Монако, на высокой скале над Средиземным морем, среди французских Альп, раскинулась деревушка Эз. Ведущие от нее вниз и обратно вверх серпантинистые лесные тропы еще помнят жившего здесь известного немецкого философа и писателя Фридриха Ницше.

 

В средневековый город, где давно уже никто не живет, а в каменных домах работают только гостиницы, рестораны и сувенирные лавки, ведет асфальтированная дорога. И совсем не такая трудноподъемная, как в Мужене. Одна из закрученных улочек Эза выводит к экзотическому саду, другая – к парку скульптур. Сад с кактусами, агавами и алое, между которыми то и дело натыкаешься на интересные скульптуры девушек – работы скульптора Жана-Филиппа Ришара – наивысшая точка Эза, почти под небесами. По одну сторону – вершины Альп, по другую – панорама окрестностей, посередине – море. Горные вершины можно созерцать, и полулежа в одном из деревянных кресел, вслушиваясь в шум журчащей рядом воды.

 

После прогулки по саду и обеденного кофе в местной кафешке разделяемся: двое из нашей компании поворачивают на асфальтированную дорогу влево, идут на автобус в Ниццу, чтобы успеть посетить музей Матисса, остальные (и я тоже с ними) удаляются в кустарники направо, решившись пройтись по тропам Фридриха Ницше.

 

 

Тропа Ницше (об этом свидетельствуют встречающиеся на пути информационные таблички с его портретом) – извилистая, каменистая и неровная. Ступаем осторожно, чтобы не поскользнутся. Неожиданно слышу сзади крик – и идущая за мной Катя уже сидит на камнях. Помогаю ей подняться, к счастью, ее падение обошлось без ушибов. Дальше идем помедленнее, время от времени останавливаясь, чтобы сфотографировать удивительные пейзажи. Да уж, нелегким путем ходил философ. И кстати, ходил не только так, как мы – сверху вниз, но и обратно. И совсем не чуть-чуть: на указателе внизу читаем – 2120 м. Довольные собой, мы топаем еще 2 км в соседний населенный пункт, где, сделав покупки в местном супермаркете, завершим поход импровизированным пикником на побережье.

Текст и фото: Олеся Олендий

Читайте на эту же тему:

система комментирования CACKLE