Максим Баландюх: непальские села вызывают в памяти сюжеты Тараса Шевченко

 

С фотокамерой за плечами украинец Максим Баландюх успел объездить добрых полсвета. Побывал в горячих точках планеты, поднимался на самые высокие вершины и показывал большому миру, как живут люди в самых удаленных уголках цивилизации. Несколько лет назад он открыл фотошколу, которую назвал именем аргентинского футболиста Диего Марадоны. Там он не просто учит своей профессии, но и прежде всего берет своих учеников в путешествия, поскольку убежден, что только в странствиях в мировоззрении человека происходят кардинальные перемены. Об увиденном и прожитом Максим рассказывает в интервью «Бульба NEWS».

 

 

О непальских селах и сюжетах Шевченко

Что дают мне путешествия? Они развивают сознание и мировоззрение. Когда ты едешь на Запад, видишь одно, достаточно перелететь на Восток, и картина мира предстает совсем другой. Уже шесть раз я успел побывать в Непале. Когда ходил по тамошним селам, мне казалось, что я попал в какой-то сюжет из творчества Тараса Шевченко: стоит соломенная хата, а рядом на поле люди реально жнут серпом пшеницу. Когда у нас еще такое было? Полтора или, может, и два столетия назад! Вот мне кажется, что туда нужно вывезти всех тех, кто любит жаловаться на жизнь. Пусть они потом вернутся домой и скажут: «Боже, как тут классно!» Просто мы очень часто не ценим то, что имеем.

 

 

О мечтах Марадоны

Диего Марадона, когда был маленьким, мечтал стать фотографом, но у него не было денег на фотоаппарат. Он стал футболистом, чтобы заработать их, но так и остался в этом спорте. Его мечта так и не реализовалась. Я подумал, что его место в этой сфере осталось свободным и, возможно, найдется человек, который его заполнит. Вот и решил назвать свою фотошколу именем Диего Марадоны.

 

О Вавилоне в миниатюре

Мы привыкли, что, когда путешествуем или смотрим кино, для нас мир ассоциируется в основном с Америкой или Европой, но это далеко не так. Он гораздо больше и ярче. Когда-то я летел в Непал через арабский аэропорт Шарджа. И там собираются люди из Судана, Кении, Омана, Йемена, Пакистана, Индии. Каждый в своей национальной одежде, разговаривают на незнакомых тебе языках. Мужчины прямо возле умывальников устраивают себе душ, а рядом, укутанные в национальные костюмы, их ждут женщины. Это как Вавилон в миниатюре. Приходит понимание, что нас много и мы все такие разные.

 

 

Пять вершин за две недели

Часто вожу людей в трекинговые походы. Когда идем среди гор, всегда смотрю на вершины, и такое впечатление, что они надо мной подсмеиваются. Хочется бросить все и взойти на какую-нибудь из них. Этим летом я решил полететь на Кавказ. За две недели покорил с друзьями самые высокие вершины Грузии: Тиканадзе, Орцвери, Казбеги, Тетнульди и легендарную Ушбу. Для этого взяли с собой исключительно легкое и мобильное снаряжение, все время очень быстро двигались. Причем шли не по классическим маршрутам, а выбирали самые трудные. Так пошли на ледовую стену Орцвери, где крутой подъем — 60–70 градусов. Когда со стороны смотришь на нее, кажется, она почти вертикальная. Поднимались около пяти часов, но все-таки вышли. Альпинисты, которые наблюдали за нами, встретили нас аплодисментами. Это была такая довольно «спринтерская» поездка.

 

О снах над обрывами

Несколько ночей в последнем путешествии мы спали над обрывами — на очень пологих скалах. Чтобы не сорваться вниз, должны были привязывать себя. Когда лежишь ночью и чувствуешь, как спальный мешок вместе с тобой понемногу сползает вниз, это ничем не передать. Но страшно не было вообще. Наоборот — интересно. Просыпаешься, а вокруг вершины, облака, прозрачный и холодный воздух. Что может быть лучше?

 

 

Кавказское гостеприимство и вино в канистрах

На Кавказе настолько гостеприимные люди, что просто диву даешься. Однажды наша экспедиция немного затянулась, и мы спешили в аэропорт. Человек, который согласился подвезти нашу группу туда, проезжал мимо своего дома и начал приглашать всех к себе домой. Мы его поблагодарили, но сказали, что не можем зайти, очень спешим. Но он нас даже не хотел слушать! Просил, чтобы мы зашли хотя бы на пять минут… Так мы попали на очень вкусный обед. Больше всего понравилось мацони — нечто похожее на домашний йогурт. Вкуснотища необыкновенная! А еще там очень распространена культура вина. В нем низкий уровень алкоголя, поэтому этим напитком можно наслаждаться долго. Когда грузины идут на пикники, они берут с собой вино в канистрах, чтобы на человека приходилось по несколько литров.

 

Ледники и жаркое лето

В этом году жаркое лето чувствовалось даже на Кавказе. Наверное, там еще никогда не было столько трещин в ледниках, как сейчас. Скажем, когда несколько лет назад летом я был на Казбеги, помню, мы шли, а все вокруг было в снегу, никаких трещин. Теперь же спускались с вершины и обошли, наверное, больше полусотни трещин. На поверхность вылезли желтые камни, и казалось, что мы идем где-то в Техасе. Эти камни с грохотом падали сверху, потому что солнце растапливало ледник и они постоянно срывались. Мы были вынуждены прятаться за другими камнями, чтобы те нас не зацепили. На самом деле это очень опасно, ведь если маленький камушек, размером с полпальца, пролетит по прямой пятьдесят метров, он набирает такую скорость, как пуля.

 

 

О стране мечты

Мечтаю найти страну, где мне было бы комфортнее всего. Очень хорошо себя чувствую в Непале и Грузии. А вот, например, в Перу интересно, но ощущаю, что страна не моя. Хотя когда-то очень мечтал туда попасть. Вообще, люблю места, где мало цивилизации — первобытная природа, захватывающие обычаи.

 

Степан Грицюк

Читайте на эту же тему:

система комментирования CACKLE