Юрий Башмет: «Львов – лучший город в мире!»

620true dots bottomright 420true false 800http://bulbanews.ru/wp-content/plugins/thethe-image-slider/style/skins/white-rounded
  • 5000 fade true 60 bottom 30
    Slide2
  • 5000 fade true 60 bottom 30
    Slide4
  • 5000 fade true 60 bottom 30
    Slide6
  • 5000 fade true 60 bottom 30
    Slide1
  • 5000 fade true 60 bottom 30
    Slide8
  • 5000 fade true 60 bottom 30
    Slide9

Украинский город Львов испокон веков славился своими талантами. Он воспитал не одно поколение легендарных артистов, музыкантов и творцов.
Среди них Юрий Абрамович Башмет – гениальный альтист, дирижер и педагог, которого называют «Паганини нового времени». В октябре этого года он открывает свою Молодежную музыкальную академию в дорогом его сердцу городе.
«Бульба-News» встретилась с музыкантом накануне открытия Академии, чтобы расспросить, чем привлекателен этого город для музыкантов, почему так важно заботиться о своих корнях и где отведать самой вкусной львовской колбасы.

Об идее и музыкальной ностальгии

Когда-то у меня родилась идея создать Музыкальную академию, которая бы объединяла потерявших друг друга музыкантов. Ведь когда распался Советский Союз, вся советская школа себя потеряла, утерялась какая-то общая линия, которая была прекрасно, стабильно организована. Должен сказать, что в советской системе, с точки зрения музыкального образования, было очень много плюсов. И это все совершенно растворилось, исчезло, но нужда в общении и сохранении некой общности осталась.
У музыкантов есть не только ностальгия, но в первую очередь необходимость, потому что российская школа является одной из сильнейших. Говоря о школе, я прежде всего имею в виду музыкальное мышление, музыкальный менталитет. А это те ценности, которые невозможно определить в цифрах или каких-то национальных или политических стремлениях. Эти ценности намного сильнее. Мы не говорим, кто плохой, кто хороший, мы не обсуждаем темы сегодняшних десятилетий, а говорим об общечеловеческих категориях, которые благодаря классической музыке связывают людей веками.

О новой империи и Музыкальной академии

Прошли годы, моя идея получила свою реализацию. Впервые на постсоветском пространстве параллельно с моим фестивалем в Минске состоялась Молодежная музыкальная академия. В рамках Академии были привлечены такие педагоги, как Виктор Третьяков (профессор консерватории в Кельне, легендарный скрипач – ред.), Наталья Гутман (советская и российская виолончелистка, народная артистка СССР, педагог – ред.), да и я сам дал несколько мастер-классов. И эта Академия получила колоссальное эхо и реакцию в мире музыки. Так после распада одной империи мы стали создавать другую – империю музыки.
Многое, что я делаю, я делаю на ощупь. У меня есть школа моего имени в Новокуйбышевске, есть фестивали, Академия детская, юношеская, есть Всероссийский отборочный конкурс в юношеский оркестр. Это все очень популярно, и сейчас все это объединяется во Львове – там, где душа моя живет.
В связи с тем, что я сам родом из Львова, там мои корни, там похоронены мои дедушка, мама и папа, бываю я там часто. А теперь вот и Академию переношу во Львов. Она будет функционировать при сотрудничестве с филармонией и консерваторией. Я думаю, что для нас там все двери открыты, тем более что это мощно поддержано Министерством культуры Украины.

О традициях и лучшем городе в мире

Львов – это лучший город в мире, там надо жить. Я еще не уверен, нужно ли там действовать (по моей специальности), но жить там нужно, 100%.
Это самый красивый город, не похожий ни на что – ни на Австрию, ни на Германию, ни на Венгрию, ни на Польшу, ни на Украину, ни на Россию. Там живут очень свободные и в то же время очень организованные люди. После 12 ночи город пустеет и все идут спать, но до этого они гуляют так свободно, что слюнки текут от зависти. В этом городе вообще отсутствует понятие какой-либо агрессии. На площадях на расстоянии 200–300 метров играют музыканты, играют просто так или за три копейки, народ гуляет и радуется жизни – музыканты тоже. Дай бог, чтобы это продолжалось.
Во Львове достаточно большой исторический центр города, но все сохранено, потому что было произведено множество реставрационных работ. Львовяне очень ценят и лелеют все национальное, это касается и одежды, и кухни.
Немногие знают, что во Львове жил и преподавал отец Моцарта – Леопольд. Возможно, и он заложил там какие-то музыкальные традиции. Там до сих пор живет и процветает потрясающий камерный оркестр, из которого вышли Александр Слободяник (советский и американский пианист украинского происхождения – ред.), Олег Крыса (советский и американский скрипач и музыкальный педагог украинского происхождения – ред.), Богодар Которович (украинский скрипач, дирижер, один из основателей современной украинской скрипичной школы – ред.), да и я тоже оттуда. И Леня Ярмольник, и Миша Фридман, и Виктюк, и многие другие. В общем, этот город очень талантливый.
Львов, с одной стороны, кажется игрушечным, но при этом он очень настоящий. Он спокойный, но скорости мысли очень высокие, и все происходит по душе. Во Львове можно говорить на любом языке, никто не раздражается, в отличие от той же Франции, а если заговоришь по-украински, все просто счастливы.

О почетном гражданстве и узнаваемости

Так случилось, что где-то, в каких-то местах я почетный гражданин: в Ростове, где я родился, и в Портоферрайо на острове Эльба, где у меня много лет проходит фестиваль. Как-то я спросил, а что дает это звание в Портоферрайо? – Вы можете бесплатно ездить на общественном транспорте, но у нас его нет, – сказали мне на этом острове.
А вот Львов – он очень гостеприимный, добрый и совершенно неагрессивный город, его надо беречь. Украина проходит что-то, что мы в России уже прошли, дай бог, чтоб вот это не нарушилось. Когда я приземлился во Львове, то просто не узнал современный аэропорт – это аэропорт европейского уровня! Мне было приятно, когда на таможне меня узнали. Девушка-таможенница, совсем молодая, увидев меня, воскликнула: «Я їх впізнала, це ж вони і є!»

О полутораметровой колбасе и смысле жизни

Львов – какой-то абсолютно независимый, с потрясающей историей, он принадлежал четырем империям, и это не могло не отразиться на городе. Там спокойно сожительствует «Жидівська кнайпа» (без всякого подкола и иронии, потому что это польское легализованное слово) и самая что ни на есть украинская региональная кухня. Эти заведения прямо напротив друг друга. Там, как правило, туча туристов, со всех сторон ты слышишь английскую, немецкую и, конечно, польскую речь. Как-то мы поужинали ввосьмером, хочу отметить, в прекрасного качества ресторане, а когда принесли счет, я сначала не понял, что это за деньги, потом выяснилось, что счет составил 49 евро. Все! После этого можно замолчать и несколько суток думать о смысле жизни и о месте, где ты живешь. Это нереально просто!
Я люблю львовскую колбасу – местную, домашнюю, с жирком, которая продается не на вес, а на длину – 50 сантиметров, метр, полтора метра и так далее. Потрясающее, конечно, там сало. А еще какая выдумка в названиях блюд – «Мечта любовницы», «Сладость любви»… а это вареники с какой-нибудь начинкой.

О государственной независимости и «симпатичном» протесте

Когда проходил футбольный чемпионат, во Львове все скульптуры одели в национальную одежду. Вообще этот город может конкурировать с Одессой в смысле некой государственной независимости и какого-то симпатичного протеста.
Я понимаю, что Бандера – это символ борца за независимость. Да, было много жертв, но он точно так же был против завоевания немцами. То есть в принципе он говорил о независимости реальной, в ее чистом виде. С точки зрения советского государства он был предателем, а вот с точки зрения национального достоинства – героем.
Мне кажется, что между Россией и Украиной отношения могли бы быть гораздо ближе, чем между Америкой и Канадой. Возможно, сейчас об этом глупо говорить и даже неразумно, но это вполне могла бы быть одна какая-то страна. Все равно славяне очень близки.

О старой школе и правильной атмосфере

Как раз утром я посетил школу, в которой когда-то учился. Оказывается, там создали потрясающий двухметровый стенд с моими фотографиями и газетными вырезками разных лет, напротив которого открыт класс альта.
Многое вспомнилось: вот класс географии, вот лестница, на которой Константин Михайлов мне сказал когда-то: «Футляр нужно носить только в левой руке, если будешь носить в правой, смычок будет дрожать».
Я увидел на фотографиях знакомые лица и понял, что во всей моей карьере, в рождении альта заняты все эти люди. Это не я один – пионер такой, герой, хотя я не собираюсь быть скромным и могу оценить в истории собственное значение. Однако, побывав в этой школе и увидев весь этот фанатизм, я вдруг снова все вспомнил и осознал, что эта идея родилась из той самой атмосферы, которая была в этой школе, и из людей, которые горели этой идеей.
Сейчас там совершенно гениальный, фанатично преданный своему делу директор, мы долго не могли расстаться. Он мне многое показал. Например, во дворе стоит скульптура, посвященная Соломии Крушельницкой, именем которой названа эта школа. Прекрасная скульптура, а вокруг нее высажены цветы в форме скрипичного ключа. При школе существует интернат для одаренных детей, сейчас там живут дети из десяти разных областей, у них есть свой камерный оркестр, и они делают какие-то записи. Для приглашенных профессоров существует несколько номеров, в которых они могут остановиться. Я пообещал, что обязательно приеду еще раз, чтобы встретиться с учениками.

О папе и книге
Когда-то мы жарили шашлыки на Николиной горе. И в самый неудобный момент позвонил мой папа, ныне покойник. Позвонил и стал что-то спрашивать, расспрашивать. А все ждали шашлыки, и вот они горячие, все с рюмками. И тут звонок – мой папа. А он только ушел на пенсию и давай рассказывать, как ему грустно, скучно и нечем заняться. Ну, это классика – человек, выходящий на пенсию, потом должен адаптироваться с другим миром. А с нами был Никита Михалков – мы соседи и тогда часто встречались. И поскольку папа продолжал мне что-то говорить, а мне было неудобно перед гостями, я передал трубку Никите, и он сказал: «Абрам Борисович, вы на пенсию вышли? Очень хорошо! Надо о своем знаменитом сыне книгу написать!».
Так появилась книга.
Отец очень горел этой идеей, работал как вол: нашел музыковедов, какую-то очень образованную женщину, подружился с ней. Она сделала потрясающее, очень глубоководное исследование о том, что такое Львов, раз там рождаются такие люди. Книга получилась не только о «выдающемся сыне», как сказал Никита, папа копнул намного глубже.
Как ни странно, но у меня не сохранилось ни одного экземпляра. В то время как раз вышла и моя книга «Вокзал мечты», а папина на этом фоне затерялась, поэтому я вернул ему тот небольшой тираж, который хранился у меня. Сейчас, когда папы уже нет, я спросил у брата, где же эта книга. А он рассказал, что папа частями разносил ее по музыкальным магазинам и в результате все распродал. Так и не осталось ни одного экземпляра, кроме того, что хранится у брата. Я подумываю над тем, чтобы снова ее издать.

О корнях и декадентстве

Моя родина – это Москва, и мой адрес душевный – это Москва, хотя часть моей души живет во Львове. Я очень непросто отношусь к тем, кто, уезжая, обрывал все связи с родиной. Не важно, какой величины был человек – даже Рахманинов, даже Бродский, я уже не говорю о других, гораздо более мелких. Я не воспринимаю людей, которые, уехав отсюда, начинают ругать все, что у нас здесь происходит. Уехал? Ну и молчи себе там, и живи вкусно.
У меня часто спрашивают, почему я не уехал, почему я за Путина и тому подобное. А потом я как-то сам спросил у одного эмигранта:
– А ты сам сколько здесь живешь?
– Уже 32 года.
– Значит, у тебя есть право голосовать?
– Да.
– И ты за кого голосуешь?
– За Обаму.
И тут я не выдержал:
– Ты еврей из Одессы, голосуешь за Обаму. А это не больший парадокс, чем я, живущий в Москве, голосую за Путина?
На этом наш разговор закончился.
Человек без корней – уже не человек. Но я знаю много очень талантливых и хороших людей из мира музыки, которые не заморачиваются на эту тему или просто уходят от нее. И это отчетливо слышно в их музыке. Это своего рода декадентство. То, что не имеет корней, обречено на декадентство. Ведь голод к тому, что было у нас, еще сохраняется. Этот голод существует там. Даже рано уехавшие наши вундеркинды-виртуозы, там сделавшие потрясающую карьеру, почему-то вдруг оказываются беззащитными.

Справка:
Молодежная музыкальная академия стран СНГ проводится с 2009 года как ежегодный проект, организуемый «Русским концертным агентством» и Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ под артистическим руководством Юрия Башмета. Цель Академии – помочь талантливым студентам проявить себя и дать им шанс быть услышанными. Академия проходит в форме индивидуальных занятий ведущих европейских педагогов с лучшими студентами высших учебных заведений стран СНГ, мастер-классов, камерного музицирования и совместных концертов. В октябре 2012 года Академия начала свою работу во Львове. Все занятия, дорога, проживание и питание для студентов бесплатны.

Текст: Роксолана Черноба
Фото, видео: Юрий Гелитович

система комментирования CACKLE