Януш Вишневский: «Я никогда не приближусь к порнографии»


Этого польского писателя знают все книголюбы. Он был моряком на рыболовном флоте, потом закончил университет, получив степень кандидата наук по информатике и доктора химических наук. Занимается микробиологией и считает себя ученым, а не писателем. Однако в свое время его дебютный роман «Одиночество в сети» стал европейским бестселлером, а экранизация этой книги в польском прокате обогнала все голливудские новинки. Писатель несколько раз приезжал в Россию и Украину. В ответ на вопрос, как ему удается так тонко передать женскую психологию, Януш Вишневский признается: «Мне всегда нравилось слушать женщин, они рассказывают гораздо более интересные истории, чем мужчины…». Во время визита автора в Украину журналисты «Бульба NEWS» пообщались со знатоком женских сердец.


О своей профессии


По образованию я никакой не литератор, потому что не получил гуманитарного образования. Я магистр физики, кандидат наук по информатике и доктор наук по химии.

 

О родственности украинцев и поляков


Я очень ценю читателей, которые посвящают свое время моим книгам, поскольку понимаю, что никогда не смогу вернуть его людям. Меня не удивляет популярность моих книг в вашей стране, ведь в душах поляка и украинца много общего. Мы одинаково печальны и пьем одинаково много водки. Возможно, вы – немножко больше. Мы чудесно организовываем революции, а потом не знаем, что с ними делать. Мы очень любим друг друга и любим рассказывать об этой любви. Наша поэзия очень похожа – она романтична и возвышенна. Так что писать для поляков и писать для украинцев – это фактически одно и то же. Поэтому, если мои книги читают в Польше, то есть высокая вероятность, что их будут читать и в Украине.

 

О сексе в отношениях

Я не считаю, что так уж много внимания уделяю сексуальным отношениям, хотя считаю, что этот аспект важен в общении. Люди, которые любят друг друга, должны друг друга касаться. Правда? Я немного разбираюсь в химии и знаю, что существует химия, которая происходит между мужчиной и женщиной, или между двумя женщинами либо же мужчинами. Я в своих книгах довольно свободно обращаюсь с понятием пола. Считаю, если бы я не вводил в сюжет половых отношений, он бы очень обеднел. Возможно, я пишу об этом немного не так, как другие. Возможно, смотрю на это с точки зрения мозга и физиологии. Но в целом не отвожу этой теме больше места, чем другие авторы. Безусловно, я не делаю этого для конъюнктуры, для того, чтобы привлечь читателей. Скажем, свое «Одиночество в сети» я вообще не планировал издавать. Могу сказать одно – я никогда не приближусь к границе порнографии.

 

Об экранизации «Одиночества в сети»


Мне сложно сказать, что я думаю об экранизации, потому что я дружу с Витольдом Адамеком, который делал фильм. Он не указал в титрах свой и-мейл, когда шла презентация ленты, и поэтому вся критика этого фильма попала ко мне. Теперь, по мнению читателей, это я виноват во всем том плохом, что есть в фильме. Витольд Адамек продюсер фильма, он подбирал актеров. Он остановил свой выбор на музыке, по-моему, очень хорошей. Ее написал скандинавский композитор. Витольд Адамек, так сказать, «Сталин» этого фильма, и не было никого, кто бы сказал, что он делает плохой фильм. Этот фильм отлично сделан, потому что Адамек – лучший оператор в Польше. Он видел мир в камере. Но он сделал плохую адаптацию моей книги. Люди хотели прийти в кинотеатр и плакать, а они там засыпали. Если у меня спросить: «Нравится ли тебе этот фильм?», мой ответ будет коротким и однозначным: «Нет!». Ему есть единственное оправдание – он делал фильм на основе книги, которая была абсолютным бестселлером, а это было сложно. У четырех миллионов людей было свое видение этого фильма, а к созданию были причастны очень немногие. Книгу можно прекрасно адаптировать, я в это поверил… Это сделали россияне. С 2009 года в Петербургском театре идет спектакль под названием «Одиночество в сети». Я думал, он будет идти 3-4 месяца, но прошло больше четырех лет, и он снова собирает залы зрителей. Интересно, что адаптацию делал тоже поляк – Генрик Барановский.

 


О книге «Повторение судьбы»


Я издал еще одну книгу на украинском. Она называется «Повторение судьбы». Это мой второй роман, который вышел после «Одиночества в сети». Очень хорошо понимаю – что бы я ни написал, я не смогу повторить успех «Одиночества в сети» – книги, которая была очень популярной. Она словно нанесла на мое тело тату. Каждой новой книгой я пытаюсь его соскрести, но оно снова проступает. Этот текст – о не менее красивой любви. Возможно, даже еще более красивой. Но она все равно остается в тени той любви, которая была описана в «Одиночестве в сети». «Повторение судьбы» – очень польская книга, действие в ней происходит в небольшом селе возле Татр. Это история о пяти братьях, которых судьба разбросала по разным местам. Основной рассказ об одном из них, который живет в горах. Это рассказ о людской судьбе и о том, что мы не можем противостоять тому, что нам суждено. О том, насколько себя нужно посвящать другому человеку, чтобы не потерять право на собственное счастье. Роман немного философский, учитывая женскую фигуру, которая в нем появляется. Если бы меня спросили, в какую героиню своих книг я больше всего влюблен, я ответил бы, что, собственно, в женщину из этого романа. Это фигура пожилой женщины, немного странной, немного феминистки. Это старая гуцулка, которая одной рукой перебирает четки с молитвой, а другой – отправляет СМС с мобильного. Она полна житейского юмора и мудрости, очень современная в некоторых моментах. На 75 процентов, а я очень люблю статистику, прототипом героини стала моя собственная бабушка; ее слова, ее тезисы, ее высказывания иногда удивляют, а иногда доводят до плача от смеха. Я не был бы Леоном Вишневским, если бы не добавил в эту книгу науки, ведь основная моя жизнь посвящена ей, а книги я пишу по вечерам дома. Из-за обычной лени я говорю, что мир науки – это единственный мир, который я знаю. Один из братьев в этой книге – ученый, который работает в Вашингтоне, в Варшаве, в Гданьске. Он изучает молекулы эмоций. Те, что отвечают в нашем мозге за них. Роман чрезвычайно современный и актуальный. Это польско-украинское произведение, ведь в нем очень много нашей славянской ментальности.

 

«На Фейсбуке с сыном»


Это книга очень интересная и меня о ней спрашивают, поскольку она вызвала много споров. Особенно у поляков текст вызвал возмущение. В авторы книги я поставил и свою мать, которая умерла в 1979 году и на самом деле не могла быть автором. Однако она есть в моем мозге, в моем сердце и в моих мыслях. Поэтому, если бы ее там не было, то романа просто тоже не было бы. Это сюрреалистическая история, в которой я поместил свою маму в ад и общаюсь с ней. Я физик, который верит в Бога, но я не верю в модель, которая основана на небе, аде и чистилище. Поэтому к понятию ада я подхожу с некоторой дистанцией. Именно туда я поместил маму, потому что уверен, что именно в аду она бы встретила много интересных людей. Скорее души интересных людей. Она задает им те вопросы, которые хотел бы задать я. Мама родилась двадцатого апреля в Берлине и была немкой. Ее третьим мужем и моим отцом был поляк, который провел несколько лет в концентрационном лагере в Германии. Уже даже это в моей семье сюрреалистично. Кроме того, мама родилась двадцатого апреля – в один день с Гитлером. Книга начинается банкетом в честь Дня рождения Фюрера, который проходит в аду, поскольку нет большей звезды и большего грешника, чем Гитлер. Потом мама встречает различных людей. Есенина, у которого было шесть жен, и он женился на последней, не разведясь с пятой. Мама спрашивает его, сам он повесился в гостинице в Петербурге или ему кто-то помог. Встречает там Мэрилин Монро и спрашивает ее о сексуальной жизни с Кеннеди. Будучи в аду, мама интересуется конкурентом ада – небом и задает много вопросов Богу. Прежде всего спрашивает его, почему он молчит, что он думает о педофилии и священниках на Земле. Это очень антиклерикальная книжка, и я не всем советую читать ее. В романе также очень много земного, потому что когда моей маме скучно, она подслушивает исповеди на Земле. Прекрасно знает, как люди грешат. В аду также есть CNN, Фейсбук, Википедия. В результате книга про Землю, а не про ад, между которыми на самом деле нет большой разницы.

 

ТЕКСТ: Степан Грицюк

 

Цитаты

 

Он как роза. А у розы всегда есть еще и шипы. И думаю, можно плакать от печали, оттого что у розы есть шипы, но можно плакать и от радости, что на стеблях с шипами есть розы. И это главное. Это главнее всего. Мало кому хочется получать розы ради шипов…

 

Может, хотеть лечь с кем-то в постель не самое важное, может, куда важней проснуться вместе утром и приготовить друг другу чай?

 

Мужчины до того тщеславны, что жаждут, чтобы даже в интернете с ними знакомились только красивые женщины.

 

Плакать надо, когда никто не мешает. Только тогда от этого получаешь радость.

 

Мужчины – странные существа. Боятся стоматолога, облысения и того, что их мобильный телефон окажется вне зоны доступа. Меньше всего их пугает то, что они находятся в состоянии деградации, способной привести к их полному исчезновению.

Читайте на эту же тему:

система комментирования CACKLE