Федор Стригун: «Кино — это всегда лотерея»

Он один из самых известных украинских актеров, сыграл великое множество ролей в кино. Часами может рассказывать о сценических образах, в которые довелось перевоплощаться, и с ностальгией вспоминает людей, с которыми когда-то дружил. Это уже легендарные Иван Миколайчук, Леонид Быков и многие другие. Но, наверное, больше всего зрителям наш гость запомнился ролью в любимой народом ленте «Пропавшая грамота» по одноименной повести Николая Гоголя. Там он непревзойденно сыграл казака Ивана и его брата — запорожца Андрея. Итак, в сегодняшнем номере «Бульба NEWS» интервью с актером Федором Стригуном. 

 

— Вы были близкими друзьями с актером Иваном Миколайчуком. Говорят, он часто оказывался «аккумулятором съемочной площадки». В частности, во время съемок «Пропавшей грамоты» выдумывал что-то невероятное, чего сложно было достичь режиссерскими постановками. Можете припомнить какой-нибудь такой случай?

— О том, как делался этот фильм, можно рассказать сотни историй. У Ивана всегда был лозунг: «Кино снимается вопреки!» Если не дали денег на полномасштабные съемки, Миколайчук выдумывал какой-то такой ход, в результате которого эпизод получался лучше, чем мог бы быть при условии максимального финансирования. Например, заколдованное озеро должны были снимать в ботаническом саду в Сочи. Когда посчитали деньги, то вышло, что нужны еще две дополнительных сметы на фильм. Иван говорит: «Зачем вы это делаете? Я найду вам здесь нужное озеро». В Красногоровке (Полтавская область, где проходили съемки) были когда-то ГЭС и сухое болото. Он сказал, чтобы туда накачали насосом воды. За неделю набрали. Пришли мы все посмотреть и залюбовались — красота. Так что эпизод заколдованного озера снимали там. В этом помогло кинематографическое мышление Ивана. А вообще, у него была интересная черта. На съемках фильма всегда брали первый дубль. Если пробовали еще несколько сделать, они получались все хуже и хуже. Он в самом деле был актером первого дубля.

 

 

— Какой-то курьез в вашей биографии был связан с кражей копии кинопленки «Пропавшей грамоты»?

— Понимаете, кино пролежало на полке 17 лет. Вот у Ивана и возникла мысль, что оно может исчезнуть, ну, потеряться неизвестно где, не найдут тогда – и все. Так что он подал идею выкрасть копию киноленты и приберечь до лучших времен. Мы так и сделали. Это была шуточная выходка, у которой была благородная цель.   

 

— Говорят, Сергею Параджанову этот фильм очень нравился?

— Это был его любимый фильм. Несмотря на то, что ленту официально запретили, ее показывали на студии — делегациям, гостям. Как-то Параджанов случайно встретил нас на киностудии имени Довженко и сразу, идя нам навстречу, начал громко кричать: «О!.. Два гения идут! Они даже не знают, что они гении! Они раскрыли Гоголя! Вы даже не знаете, кто вы такие». Он нас обнимал и от всей души радовался, что мы сняли такое хорошее кино.  

— Кем для вас был Иван Миколайчук?

— Таких друзей-побратимов, как Иван, лишь несколько человек было в моей жизни. По какому бы поводу я ни приезжал в Киев, всегда останавливался у него. Мы разговаривали допоздна. Иван часто читал мне свои сценарии — прямо из-под пера. За все годы, что мы дружили, ни разу не поссорились. Мы спорили, конечно, но не было ни одной ссоры. Мы словно были из одного села. Сошлись прежде всего на песнях. Как только он затягивал какую-нибудь мелодию, я сразу ее подхватывал, и наоборот. Он иногда удивлялся: «Как же так, я с Буковины, а ты — из Черкасской области?» Но песни объединяли нас всегда. Я его очень любил. Разумеется, видел его недостатки и слабинки, но приоритетом всегда был талант.

 

 

— Кроме таланта, какая черта Ивана вам импонировала?

— Иван никогда не стеснялся того, что он украинец, не стеснялся своего родного языка. У него не было ощущения вторичности, он всегда был достойным человеком. Иван Миколайчук, как и Сергей Параджанов, как и Александр Довженко — для меня великие украинцы.

 

— Кино дало вам возможность познакомиться с множеством известных и талантливых людей того времени. Среди них, в частности, Леонид Быков — украинский актер и режиссер. Каким он остался в ваших воспоминаниях?

— Когда я встречал Леонида Федоровича, у меня возникало впечатление, что я знаю его с детства. Очень жаль было, что он, упав с коня на съемках «Пропавшей грамоты», сломал ногу и вынужден был оставить съемочную площадку.

 

Все фильмы с его участием были очень популярны. Мы с ним сразу сошлись характерами. Он был очень хорошим человеком. Вместе с моей женой снимался в киноленте «Максим Перепелица». Всегда передавал нам приветы через знакомых, интересовался театральными делами. Был очень скромным и деликатным актером. Более скромного и деликатного человека я не встречал в своей жизни. Когда видел его, у меня сразу поднималось настроение, и дела в тот день ладились будто сами собой. На студии его все любили чуть ли не до обожания. Мое сердце радовалось от одной мысли, что я знаю такого человека, как Леня Быков. Это был человек талантливый от природы. Леня очень любил играть в футбол с сельскими ребятами. Чрезвычайно это его веселило. Его шутки воспринимали всегда и все, а потом мы их годами пересказывали.  

 

 

— На 66-м Каннском фестивале Украина среди прочих представляла также фильм «Поводырь». В этой киноленте вы тоже были задействованы?

— Да. Мне позвонил режиссер Олесь Санин и предложил съемки. Я очень уважаю этого человека, так что согласился дать ответ только после ознакомления со сценарием. Если откровенно, думал отказаться из-за нехватки времени. Олесь прислал мне текст. Материал действительно увлек, а сегодня достойного киноматериала очень мало. История, которая послужила сюжетной канвой фильма, была для меня новой и неожиданно интересной. (В основу сюжета «Поводыря» легло историческое предание о 200 кобзарях, которых в 1934 году пригласили якобы на съезд Академии наук в Харьков, а затем вывезли в лес и расстреляли. — Прим. авт.). Я согласился на сотрудничество. Мне было комфортно с его командой, так что съемки моего эпизода заняли всего три дня. От этого фильма у меня остались очень приятные воспоминания. 

 

 

— Как-то раз вы сказали, что кино — это жар-птица. Что вы имели в виду?

— Когда ты работаешь в театре, ты всегда в творческом процессе. Ты играешь на сцене, работаешь над ролью, проигрываешь ее десятки раз. Иначе говоря, оттачиваешь свое актерское мастерство. В кино совсем по-другому. Кино — это лотерея. Неизвестно, возьмут ли тебя в кино, с каким сценарием ты будешь иметь дело, с каким режиссером… Все это — лотерея. Когда ты попадаешь в «настоящую группу», которая создает кино высокого качества, то становишься счастливым человеком, потому что получил лотерейный билет с выигрышной комбинацией. Кино эксплуатирует те умения и навыки, которые ты приобрел в институте, у своего педагога или в театре в сотрудничестве с режиссером. Кино эксплуатирует, там нет времени для анализа.  

Текст: Леся Кичура

Фото из архива Ф. Стригуна и архива Национального академического украинского драматического театра им. М. Заньковецкой

Читайте на эту же тему:

система комментирования CACKLE