100 самых выдающихся гениев современности: украинский художник Иван Марчук


И в 80 лет Иван Марчук выглядит хорошо. У него все та же прическа и море жизненной энергии. Талантливый художник из Тернопольской области, автор уникальной техники, которой он придумал название «плёнтанизм» (от галицкого диалектизма «плёнтати» — плести, переплетать), стал известен прежде всего не в Украине, а за рубежом. Там он получил великое множество титулов и наград. В частности, по оценке британской газеты The Daily Telegraph, вошел в список «Сто гениев современности». Несмотря на то, что его работы хранятся во многих музеях мира, художник говорит, что слава его не изменила. Он остается таким же, каким был. Много работает и мечтает…

 

 

— Иван Степанович, у вас бывает депрессия?

— Бывает. Я уже полгода не хочу брать кисть в руки. Такая атмосфера в Украине. Я чувствителен к таким вещам. Знаю, что будет дальше, но не буду говорить… Что я делаю? Сижу в мастерской — разговариваю со своими картинами.

 

— Кто вам нравится из современных художников?

— Таких сотни. Моим кумиром был и остается Любомир Медвидь. (Называть имена других любимцев отказывается.) У меня часто спрашивают: я придумываю сюжеты своих картин или их «вижу»? Ни то, ни другое. Я просто работаю. Импровизирую. Живу по «черному календарю», без выходных. У меня руки работают как автомат…

 

— Часто свои картины дарите людям?

— Теперь нет. Когда я был запрещен в советское время, много дарил. Вместо визиток раздавал картины. Сейчас есть люди, которые продают мои работы на аукционах. Я никогда не говорю о деньгах. Это грех. (Называть цену полотен Иван Марчук категорически отказывается.)

 

 

— Вы человек известный, самодостаточный и обеспеченный. Можете лежать на диване и «курить бамбук»…

— Я совсем другой категории человек. Материально я обеспечен, но Украина не создала никаких условий для меня. Я как жил, так и живу. Как была у меня пятьдесят лет назад тесная мастерская на пятом этаже, то же самое помещение и осталось. Не могу большие полотна написать. Их неудобно носить. Да и подниматься наверх тяжело. У меня в мастерской были президенты, мэры и другие известные люди, все обещали помочь с новым помещением, но ничего так и не сделали… Я не нужен, как и все прославленные люди в Украине.

 

— Хочу вас о жене спросить. Знаю, что вы были женаты только три месяца.

— Я уже об этом забыл. (Иван Марчук когда-то рассказывал — он будто знал, что жить с этой женщиной не будет… Так и произошло. У него много поклонниц, но ни одной из них он пока так и не предложил выйти за него замуж.) У меня есть дочь, она музыкант. Ее называют «Паганини в юбке». Откуда у нее талант? Я ей подарил. (Улыбается.) Как-то в Москве одна женщина-эксперт, рассмотрев мои картины, сказала, что у меня «очень серьезное музыкальное образование». А я разве что на гитаре когда-то баловался. (Улыбается.)

 

 

— А мечта у вас есть?

— Есть. Еще раз жениться. Говорят, женщину не ищут, она появляется. Я будто всю жизнь с ней живу, а она так и не появилась… Мои друзья удивляются: как такое может быть?

 

— В одном интервью вы рассказывали, что едите очень мало, как воробей. Почему?

— Ем нормально. Питаюсь тем, что не только вкусно, но и полезно. Картошку люблю с огурцом, с кислой капустой. Иногда с селедкой, изредка с салом. Ем каши: гречневую, рисовую, овсянку с изюмом, с курагой, с орехами. Икру красную не люблю. (Улыбается.) Раз в месяц сам готовлю борщ. Летом варю томатный суп, такой, который никто не сварит. Если есть домашняя сметана, не фабричная, добавляю в суп.

 

— Что вам запомнилось из тех времен, когда вы жили в Австралии? Вы часто вспоминаете те края, жалеете, что вернулись домой?

— Рай… В Украине — ад. Если у нас когда-нибудь и изменится жизнь к лучшему, то я уже этого не увижу. Наверное, я должен был родиться в другое время…

 

— У вас много друзей? Завидуют ли вам?

— Бывает, что и завидуют. Друзей не может быть много. Был у меня друг, который предал меня через 30 лет. Теперь подделывает мои картины. Подписывает их моим именем и продает на Андреевском спуске. Он научился всему у меня и исчез… В одной галерее я увидел палитры и понял, что это копии. Свои палитры я аккуратно складываю, иногда их дарю. Это такое абстрактное искусство. А эти палитры с подписью как у меня были с сухой краской, нанесенной толстым слоем, с выступами…

 

 

— Что чувствуете, когда раздаете автографы, вас же узнают на улице?

— Чувствую, что меня никто и ничто не может изменить. Я не изменился, когда был двадцать лет «за бортом». Меня не меняет и то, что я, как говорят, в зените какой-то там популярности. Но жизнь у меня трагичная. До сих пор. Страдаю, что живу не так, как должен был бы. Но это долгий разговор… Меня как-то спрашивали журналисты: «Какой самый счастливый день в вашей жизни?». Когда я поступил в училище и узнал, что буду художником. Вся моя жизнь — на полотне, а я еще и не жил.

 

— Почему вы портреты перестали писать? Может, люди будут вас вдохновлять?

— Люблю хорошие образы. Однако хочу реализовать то, чего еще не делал. Достиг вершины, нужно что-то менять. Во мне еще столько Марчуков. (Смеется.) А портреты пишут все — и дети, и студенты, понимаете. Однажды я написал себя в 150 лет. Поставил себе планку — значит, буду так долго мучиться… Нужно прожить со мной рядом, чтобы это узнать. А так — никто не знает.

 

— Вы когда-то сказали, что женщина должна быть интересной. Как это понять?

— Если смотрю на вас, вы интересная. Больше даже красивая, чем интересная. Интересная — та, которую хочется тут же нарисовать, а красивая — на которую хочется смотреть. Как я разбираюсь? Это врожденный талант.

 

— Кто может вас вдохновить на творчество?

— Я уже так насытился свободой. Красивая или интересная женщина и… кошка могут помочь получить разрядку. Кошку я не могу завести, я же «бродяга». Не буду же я ее с собой возить. Собак ненавижу — они навязчивые. Я люблю гордых. Так что мне нужна женщина.

 

— Люди тоже навязчивые…

— Я уже столько прожил. Мне можно немного и понадоедать.

 

— Что вас в жизни больше всего нервирует?

— Мусор. Наша райская земля превратилась в сплошную свалку. У людей по три образования, а когда выезжают на природу, на пикник, гадят. За это нужно жестко наказывать.

 

 

Сюзанна БОБКОВА

Читайте на эту же тему:

система комментирования CACKLE