Фредерик Бегбедер: «Люблю писать, когда я очень устал…»


Эстет и неудержимый гуляка, ловелас и самый скандальный писатель Франции, книгами которого зачитываются во всем мире. Его литературные произведения, описывающие метания современного человека между деньгами и любовными переживаниями, очень быстро завоевали миллионы почитателей. В результате самые известные романы, «Любовь живет три года» и «99 франков», были успешно экранизированы. Все это — о французском писателе Фредерике Бегбедере. В сентябре, чтобы встретиться со своими поклонниками, автор посетил Украину, так что мы не упустили случая и подготовили материал для наших читателей.

 

О вредных привычках

У каждого писателя есть свои трюки, которые он использует при сочинительстве. Они помогают ему убить страх перед письмом. Обычно я пишу ночью, и иногда мне нужен стаканчик вина или пива, но я не рекомендую крепкий алкоголь, потому что после него сразу хочется пойти гульнуть

Я перепробовал почти все наркотики, но они мне в работе не очень помогали, разве что экстази. Сейчас моя плохая привычка, необходимая для письма — потребность в уединении. Я могу писать только в тихих местах, где нет телевизора или телефона — глядя в небо. То есть нужны тишина и одиночество. Но это мерзкая привычка. (Смеется.) Ты должен говорить людям, которых знаешь: «Мне нужно побыть одному». А это не всегда хорошо по отношению к ним.

 

О писательстве

Мне вообще трудно объяснить, чем я занимаюсь, потому что я сам до конца этого не знаю. Очень тяжело проанализировать свой собственный труд. Это то же самое, что попросить гуся, чтобы он провел дегустацию фуа-гра, из него сделанного. Я начал писать, когда мне исполнилось семь лет, но я на самом деле не знаю, откуда оно берется. Я постоянно пишу, где бы ни находился: в гостиничном номере, поезде, такси, во время путешествий. Мое писательство — как болезнь. Мне вообще кажется, что писатели нуждаются в лечении, потому что эта потребность описывать все, что ты видишь, болезненная. Это странный образ жизни. Получается, ты не живешь, а комментируешь свою действительность, постоянно смотришь на нее со стороны. В определенном смысле письмо — это отказ от жизни. Кстати, это довольно грустно и довольно больно.

 

 

О любви

Думаю, я весьма романтичный человек. Единственная интересная вещь, которая со мной происходит, и единственная причина жить — то, что мне нравится влюбляться и переживать все эти чувства. Я думаю, что весь этот цинизм и пессимизм, которые есть в моих книгах, связаны с тем, что они были написаны романтичным чуваком, который просто разочаровался. Разочаровался даже не в женщинах, а в себе самом. Но мне кажется, что кроме всех этих шуток и декаданса в моих книгах, там есть надежда на настоящую и долгую любовь.

 

 

 

О работе DJ

Я не считаю себя диджеем, я просто писатель, который любит иногда делиться своими музыкальными вкусами. Делаю это не чаще, чем раз в три месяца, а вот пишу ежедневно. Считаю, что это очень весело, поскольку вообще люблю вечерники и ночную жизнь. Я довольно стеснительный человек, поэтому гулянки и выход в люди использую для того, чтобы знакомиться и общаться с людьми. Когда ты малость выпьешь, становится гораздо легче. И еще я убежден, что хорошо писать, когда ты устал, поскольку тогда расстояние между письмом и мозгом сокращается. Поэтому люблю писать, когда я очень устал, утомился.

 

О других городах

Трудно говорить о городах подробно, поскольку со своими книгами я часто путешествую, но мало где остаюсь надолго. Например, я никогда не любил Лондон. Наверное, британцы — большие снобы, настолько большие снобы, что проголосовали за «Брекзит». Зато я очень хорошо себя чувствую в Испании, особенно в Барселоне и Сан-Себастьяне. Люблю Берлин, города Италии. Нью-Йорк был лучше 20 лет назад, а теперь превратился в туристический город. Хотя в Бруклине до сих пор очень приятно.

Все, уже чувствую, что говорю как туристический гид. Могу посоветовать поехать в Будапешт, там есть хороший ресторан, но я забыл, как он называется. (Смеется.)

 

О войне

Работая над романом «Уна & Сэлинджер», я изучал Вторую мировую войну. Было печально обнаружить, что та война от нас не так уж и далека. Мне кажется, наша ситуация сегодня очень напоминает то, что происходило на протяжении 1939–1940 годов. Возможно, война так полностью и не закончилась.

Когда я написал книгу «Windows on the World» («Окна в мир»), где есть люди, которые сидят себе спокойно и вдруг сталкиваются со злом, внезапно появившимся в их жизни. Точно так же молодые люди в США вдруг столкнулись с войной, которая их разделила.

Конечно, я думаю, что разговор об этом здесь, в Украине, имеет особое значение. И жизнь в Париже — это теперь тоже жизнь в городе, преисполненном внезапной жестокости.

 

 

Текст: Степан ГРИЦЮК

Читайте на эту же тему:

система комментирования CACKLE